shr_3Закончился последний день передачи корабля другому экипажу после автономки. У большинства офицеров и мичманов уже были куплены билеты на самолет, и оставалось лишь получить отпускные билеты и с нуля часов следующих суток начинался долгожданный отпуск.
Редко кто откажется от мысли не обмыть это дело, а тут еще утром рано вставать на службу не надо, одним словом «полная расслабуха».

Два товарища, старшие лейтенанты Миронов и Журов, получив отпускные билеты и деньги, отправились домой.
Ребята уже были слегка навеселе, приняв по 50 грамм спиртового раствора под названием «шило» на корабле, после подписания акта приема передачи, и еще

оказалось, что у Журова сегодня день рождения. Есть повод , и еще двойной.
Семья у Миронова была на материке и Журов, пригласил его к себе на празднование. Самолет у Миронова был только через сутки, билеты в кармане. Можно было вечером, и погулять, день отваляться дома в постели, а потом, на следующие сутки к обеду, помахать ручкой полуострову с борта авиалайнера на высоте 5-7тыс.м.
С такими мыслями , около 8-ми часов вечера, старший лейтенант Миронов подошел к дверям квартиры Журова. Благо ходить далеко не надо, до соседнего дома идти менее 5-ти минут. Все мы там жили, как в большом общежитии, самый длинный переход занимал 20-25 минут ходьбы средним шагом.
Стол ломился от разнообразия блюд и бутылок. И это в период Горбачевской перестройки, когда закрома Родины были опустошены, а в магазинах все приобреталось на талоны. Салаты оливье, мимоза, рыбные деликатесы, икра и другие закуски украшали стол, а посередине, на подносе, красовался огромный запеченный красный краб. Тут помогла и автономка. Сухого вина наподобие Алигате, Монастырская изба и аперитива Вермут в военном городке никогда не было. На столе стояло вино, которое Журов должен был выпить в автономке, но он, как и все офицеры, предпочитал его получить полностью по норме в бутылках, после боевой службы и принести домой. Хоть маленький, но праздник, как-никак вернулись живые и здоровые. На этот раз получилось прямо к столу . Для мужчин в то перестроечное время из спиртного были самопальные напитки из шила. Сами подводники этот раствор называли «Ворошиловкой»
Адаптер проигрывателя уже не первый десяток раз выдавливал своим весом из виниловой пластинки популярную в то время песню Аллы Пугачевой «Паромщик». Наступил пик торжества, когда степень опьянения вычисляется не количеством выпитых рюмок, а количеством недоеденных закусок. Тосты за здравие именинника и его домочадцев сыпались, как из рваного мешка, разливать не успевали, а о закуске вообще речи нет, успевали только положить себе в тарелку и тут же о ней забыть.
В этот момент раздался продолжительный звонок в дверь. Народ немного умолк, а хозяева стали быстро вспоминать, кто еще не пришел или опоздал на торжество. Гадай не гадай, а открывать надо и Журов направился к дверям. Народ столпился в дверном проеме комнаты. Интерес разбирал всех. Даже проигрыватель замолчал, катапультировав адаптер командой «Автостоп».
Открыв дверь, Журов отскочил и уперся в тумбочку, что стояла в прихожей. В квартиру вошли командир дивизии, начальник штаба и начальник политотдела. Такого трельяжа никто не ожидал и Журов стал мысленно прокручивать события, которые могли стать причиной визита на его именины такой тройки военачальников. Паузу нарушил комдив и спросил, здесь ли находится старший лейтенант Миронов. Раздвигая локтями удивленных гостей, Миронов пробился вперед и по- военному отрапортовал: «Так точно, я старший лейтенант Миронов». «Родина ставит перед Вам боевую задачу, вы готовы ее выполнить»,- сказал комдив.Хорошо подвыпивший Миронов ответил,- «так точно. С толстым удовольствием». Тогда следуйте за нами, вежливо предложил начальник штаба.
Миронов молча двинулся вперед, еще не осознавая всю серьезность сложившейся ситуации и выйдя из подъезда сел в УАЗ комдива. Подъехали прямо на пирс к подводной лодке, стоящей под парами с убранным трапом и широко распахнутыми средними горизонтальными рулями. Что- то у Миронова в груди защемило. Он осмотрелся и резко бросился бежать в сторону корня пирса и далее к береговой зоне. Но разве убежишь от УАЗика, на котором устроили преследование беглеца комдив и начальник штаба, сколько не бегай и не прячься у береговых зданий. Обессилев от таких физических нагрузок, организм полностью отдался во власть принятого алкоголя, и беглец Миронов был пойман и водворен на корабль. Тут же буксир отогнал лодку в середину бухты и, взяв курс на выход из базы, она отправилась в автономку.
Проспав сутки, Миронов долго щипал себя, закрыв глаза, думая, что это страшный сон, и он скоро кончится. Но, поняв, всю неизбежность существующей реальности, уже на вторые сутки приступил к исполнению своих обязанностей.
С той поры у офицера Миронова выработался защитный рефлекс, как только он получал все отпускные документы, он сразу уезжал в аэропорт. С семьей или без, с билетами или без них. Лучше двое суток переночевать в аэропорту, чем на подводной лодке в незапланированном для себя походе несколько месяцев.

Share
Советуем прочесть...  Джентльмен в законе...
Яндекс.Метрика