На вопросы «Красной звезды» отвечает начальник штаба Балтийского флота вице-адмирал Игорь МУХАМЕТШИН

вице-адмирал Игорь МУХАМЕТШИНИгорь Тимербулатович Мухаметшин родился 15 августа 1963 года в городе Нефтекамске Башкирской АССР. В 1986 году окончил Тихоокеанское высшее военно-морское училище имени С.О. Макарова.
С 1993 по 1994 год – слушатель Высших специальных офицерских классов ВМФ, после окончания которых назначен на должность старшего помощника командира атомной подводной лодки Северного флота, затем командиром атомной подводной лодки. С 2001 по 2004 год заместитель командира соединения подводных лодок Северного флота. В 2001 году окончил ВМА имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова.
В 2006-м после обучения в Военной академии Генерального штаба Вооружённых Сил Российской Федерации назначен командиром соединения подводных лодок Северного флота. 4 апреля 2012 года был назначен заместителем начальника военного учебно-научного центра ВМФ (ВУНЦ ВМФ), а спустя год командующим подводными силами Тихоокеанского флота. С 2016 года – в нынешней должности.

– Игорь Тимербулатович, ваш путь на флот начался в ТОВВМУ имени С.О. Макарова. Чем объясняется выбор?

– После окончания школы в Уфе в течение года я работал в аэропорту города Стрежевого Томской области, оттуда и подал документы на поступление в военно-морское училище. В советское время имела место так называемая разнарядка: мне предложили на выбор для поступления военно-морские училища в Ленинграде (ВВМИУ имени Ф.Э. Дзержинского), Баку и Владивостоке. В Ленинграде я к тому времени уже бывал, Баку как-то не заинтересовал, а увидеть Тихий океан, Дальний Восток очень хотелось – я человек любопытный. Так и оказался в Тихоокеанском военно-морском училище. Нас, абитуриентов, сразу отправили на остров Русский, там приняли экзамены, проверили физическую подготовку, провели профотбор, после чего привезли в училище, где начальник Игорь Васильевич Кармадонов предложил нам на выбор факультеты. Я выбрал радиотехнический факультет, роту подводников.
– Почему именно подводников? Чем вас привлёк подводный флот?
– Стать моряком – моё давнее желание ещё со школы, хотя в семье и не было моряков. А подводником… Это сейчас, когда на счету уже шестой десяток, ищешь во всём смысл и логику. А тогда был просто юношеский интерес. Молодости вообще логика не присуща. Я же ребёнок 1970-х годов, а тогда было популярно всё, что связано с флотом. Выбор больше объяснялся тягой к романтике. Но тем не менее о своём выборе я ни разу не пожалел! Окончил в 1986 году гидроакустический факультет. Стажировку проходил на Камчатке, на РПКСН К-433 проекта (сейчас она носит имя «Георгий Победоносец»). Но офицерскую службу начал на Северном флоте, на 1-й Краснознамённой флотилии – самом именитом объединении, на АПЛ проекта 949 «Антей». Замечательные корабли! Мне повезло: я попал на новое формирование и изучение корабля начал в учебном центре в Обнинске. Эта система учебных центров, основанная ещё в 1950-е годы, оправдывала себя во все времена и сегодня требует дальнейшего развития. Мне доводилось проходить там как подготовку на новом формировании, так и межпоходовую подготовку, в том числе и в качестве командира подводной лодки. Раньше так готовили только экипажи атомных подлодок, сегодня по этой системе обучают и экипажи дизельных подлодок. Более того, сейчас создан аналогичный учебный центр для подготовки экипажей надводных кораблей.
В Обнинске обучался полтора года. Это была очень серьёзная подготовка. Только в конструкторское бюро, где проектировали гидроакустические комплексы, и на завод, где их создавали, удалось съездить трижды, бывал в КБ, общался с генеральным конструктором гидроакустического комплекса, который пришлось впоследствии эксплуатировать, с конструкторами отдельных подсистем. Это великолепно готовило к дальнейшей службе на корабле. Так получилось, что вся карьера подводника у меня прошла в одном экипаже – как пришёл лейтенантом, инженером гидроакустической группы, так потом уходил оттуда на Высшие офицерские классы и в Военно-морскую академию, а потом возвращался на вышестоящие должности: командира группы, помощника командира, старшего помощника командира, командира ПЛ.
– Вы прошли путь от инженера группы до начальника штаба Балтийского флота. Какая должность была для вас самой сложной?
– Самой запоминающейся, как и у всех, должность командира корабля. Это самая почётная, самая уважаемая и самая интересная должность. Интересной и своеобразной является должность помощника командира. Она выявляет, способен человек быть руководителем большого коллектива или нет.
– Какая из автономок стала для вас самой важной?
– Самым важным был дальний поход в должности командира подводной лодки. Все мои боевые службы проходили штатно, а запомнился больше всего 1998 год. Тогда на Северном флоте проводилось учение под руководством Верховного Главнокомандующего Вооружёнными Силами. Я уже два года был в должности командира ПЛ, но изначально участие нашего корабля в этом учении не планировалось. Мы уже завершили сдачу лодки другому экипажу, собирались в отпуск, когда меня вызвали в штаб дивизии и сказали: задачи изменились, необходимо увеличить число кораблей для участия в учениях, принято решение добавить участие подлодки проекта 949 со стрельбой крылатыми и противолодочными ракетами. В таких случаях готовить экипаж начинали за полгода, нам же пришлось вновь принимать корабль, затем 2 недели на подготовку (которая, кстати, совпала с моим тридцатипятилетием), и вышли в море. Отстрелялись без проблем.
Это говорит о высокой подготовке людей. Я считаю, что подводник обязан быть профессионалом. Неважно, кем он служит, на подлодке второстепенных должностей нет, поэтому каждый должен быть мастером своего дела, тогда легко решаются все задачи. У нас был дружный и сработавшийся экипаж: и командиры боевых частей, и мичманский состав, особенно старшины команд на ключевых постах – турбинистов, спецтрюмных, рулевых сигнальщиков, торпедистов.

 

Советуем прочесть...  Подводная лодка Тихоокеанского флота уничтожила отряд надводных кораблей условного противника

Мы не имеем права позволить себе вольности в обращении с техникой – любое неверное движение может привести к большим неприятностям


 

– Где создаётся этот профессионализм? В море или в ходе подготовки на берегу?
– Вопрос интересный. Один известный российский адмирал сказал: «Этот сундук прошёл три кругосветных плавания, но так и остался сундуком». Несомненно, все необходимые для подводника профессиональные качества оттачиваются в море. Но всё зависит от отношения человека к делу, стремления знать свою специальность. Встречались люди, которые очень быстро становились профессионалами, у других процесс становления затягивался, иногда и на годы… В середине 1990-х годов, говорю об этом с большим сожалением, образовательный уровень офицеров значительно снизился. В военные училища большого конкурса не было, да и организация учебного процесса, по-видимому, пострадала. Моряком можно стать только в море, но базовая подготовка в училище, на берегу также необходима. А для подводников это ещё и система подготовки в учебных центрах. Базовая подготовка чрезвычайно важна: в море не до экспериментов, лодка под водой не прощает ошибок.
– Какие качества необходимы подводнику?
– Профессионализм, любовь к морю и любовь к кораблю. Причём любовь к морю и кораблю важнее всего, без неё не стать профессионалом. Приведу пример: в октябре 2016 года подводная лодка «Георгий Победоносец» подводных сил ТОФ успешно выполнила ракетную стрельбу в ходе стратегического учения под руководством главы государства. Это была та самая подводная лодка, на которой я ещё в училище в 1985 году проходил практику, а в 1986-м стажировку, она спущена на воду в 1980 году. Её первый командир Юрий Петрович Гладышев затем учил меня в Военной академии Генерального штаба, где он был начальником кафедры оперативного искусства ВМФ. Представьте себе: кораблю 36 лет! И он безукоризненно проводит стрельбы баллистическими ракетами из района Охотского моря, решает другие учебно-боевые задачи. Если у людей нет любви к своему кораблю, их ни взысканиями, ни уговорами не заставишь содержать корабль в готовности к решению любых задач. Если не любить службу, свой корабль, то и успеха не будет. Так что главное – любовь к морю и службе и профессионализм: мы не имеем права позволить себе никакую вольность в обращении с техникой – любое неверное движение, неправильное решение может привести к большим неприятностям.
– На Балтийском флоте регулярно проходят испытания новейших дизельных подлодок, которые поступают на вооружение ВМФ России. Они представляют для вас, человека всю жизнь прослужившего на атомных субмаринах, профессиональный интерес?
– Конечно, представляют. У нас испытывают все неатомные подводные лодки, которые строятся в Санкт-Петербурге на «Адмиралтейских верфях» как для всех флотов России, так и для ВМС других стран. Скажем, у нас испытывались все подлодки, построенные для Вьетнама, «Варшавянки» для Черноморского и Тихоокеанского флотов. Понятно, что это продолжение отработанного, надёжного в плане металла проекта, но на новых лодках уже совершенно другое вооружение, техника на новой элементной базе. Это не может быть неинтересно.
– Подводный флот в историческом плане неоднократно хоронили: его отмирание связывали с появлением новых гидроакустических систем, противолодочных торпед и так далее. Каковы, на ваш взгляд, перспективы подводного флота сегодня?
– Ну, пока что и в историческом смысле никто ничего не похоронил. Время показало, что подлодки – самое эффективное оружие ВМФ. Нет ничего более действенного с точки зрения нанесения ущерба противнику. Это факт. Я сейчас говорю не как подводник. Есть просто разумный взгляд на вещи: самое важное на войне – внезапность удара, мы знаем это из истории. А внезапность достигается только за счёт скрытности. Но ни в коем случае не собираюсь умалять значение других видов и родов ВМФ: ни один из видов и родов сил по отдельности не принесёт победу – необходимы и эффективны только совместные действия.
Что касается перспектив подводного флота, то здесь секретов нет: открываете газеты, просматриваете сообщения электронных СМИ – там есть данные о том, что и в каких количествах строится на наших верфях. Возникают порой определённые вопросы по срокам сдачи, но это объективные процессы. К тому же важно учитывать два момента. Во-первых, современные подводные лодки технически сложнее тех, что сдавались в Советском Союзе. Во-вторых, морякам всегда хочется, чтобы подлодок строили больше! Но есть государственная политика в области вооружений, и она исходит из принципа достаточности. Кораблей нужно столько, чтобы обеспечивать безопасность государства. И в этом плане недобор так же вреден и опасен, как и перебор. Государственная политика в военной области у нас правильная. И события последних лет подтверждают это. Так что перспективы у отечественного подводного флота очень хорошие.

Share
Апрель 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30  
Яндекс.Метрика