beleОтшумели парадные марши. Торжественно был поднят Военно-морской флаг по случаю Дня Советской Армии и Военно-морского флота 23 февраля. Около 11.00 народ стал понемногу расходиться по домам, чтобы отдохнув, вечером отпраздновать свой профессиональный праздник, который завершится салютом на площади у ДОФа.
Геннадий стоял у окна и смотрел на, неменяющийся с годами, пейзаж за окном. Сопки занесенные снегом, замерзшая бухта Крашенинникова, по которой с утра как утюг ползал ледокол, раскалывая лед. Видно ожидался северный ветер, который эти наколотые льдины выгонял в Авачинскую бухту, тем самым освобождая бухту Крашенинникова для судоходства и маневренности подводных лодок уходящих и приходящих из автономного плавания.
Зима была в самом разгаре, хотя морозы заметно спали, но весной еще совсем не пахло.
Прошлой осенью Геннадий вернулся на родную флотилию с классов. Перспективный офицер в звании капитана 3 ранга планировался на должность флагманского специалиста одной из дивизий подводных лодок. Что то где то не срослось или в кадрах ошиблись или кто то дорогу перешел, одним словом вышло так, что вакансий на эту должность не было и в ближайшее время не предвиделось. Ему предложили должность временно на подводной лодке, но он от неё отказался по праву.
Уже полгода как он болтался на каком-то дополнительном штате. На службу ходил в большой штаб помогая флагману. Жилье ему естественно никто предоставить не мог. Хорошо он взял ключи у своего товарища, который уехал на классы.
Жена у Геннадия в Питере, что — то заканчивала и обещала приехать в конце июня. Он постоял еще немного созерцая пейзаж за окном и решил приготовить что ни будь поесть. Выходить из дома совсем не хотелось, тем более из дырявого угла с севера потянулись темные штормовые тучи. К ночи наверно погода разыграется, — подумал Геннадий и пошел на кухню. 

Раздался звонок. Открыв дверь Геннадий увидел на пороге своего однокашника по училищу Виталика. Виталик служил на подводной лодке командиром боевой части и хотя они были ровесниками, к этому времени он успел уже два раза жениться и развестись. Нынешнее его состояние — закоренелый убежденный холостяк. Не подумайте только, что он был женоненавистником, наоборот, к женскому полу он испытывал постоянную тягу и не пропускал мимо ни одной юбки. Только вот постоянное однообразие семейной жизни его тяготило, а может просто не хотел брать на себя ответственность.
Прямо с порога, еще не успев раздеться, Виталик спросил, — Доложи-ка мне друг сердечный, какие у тебя сегодня планы на вечер? Сразу отмечу, что праздничный ужин в одиноком семейном кругу с телевизором не учитывается, — сказал он. Зато у меня есть предложение подкупающее новизной и таинственностью. Я заказал столик в Нептуне, -продолжал Виталик,- и мы должны быть там не позднее восьми часов вечера. Времени у нас вагон с небольшим прицепом, но надо подготовку начать прямо сейчас. Геннадий что то хотел сказать, но Виталик снова его перебил, — Будь спокоен предоплату я уже внес, можешь считать это дружеским жестом или взяткой за положительный результат очередной проверки штабом флотилии, ведь все рано флагманский пошлет тебя. 

На ступеньках у входа в кафе «Нептун» толпился народ. По всему было видно, что свободных мест нет. Гена,- сказал Виталик,- ты покури минут пять здесь у входа , а я пойду, узнаю где нас разместили. Не прошло и трех минут, как из кафе появился уже раздетый Виталик и позвал Геннадия в гардероб. Верхнюю одежду Геннадия он повесил на свой номерок и они пошли к своему заказанному столику через танцующую толпу.
За столиком уже сидели две девушки и тихо беседовали. Виталик видно был уже знаком с ними и когда они с Геннадием подошли ближе он им его представил. Девушки переглянувшись улыбнулись и тоже назвали свои имена. Одну звали Натальей, другую Алиной. Обе жгучие брюнетки. Наталья хохотушка и любительница потанцевать, Алина наоборот почти не танцевала и все поглядывала по сторонам, чего то опасаясь, правда за столом вела себя довольно компанейски, много шутила и смеялась.
Вечер уже заканчивался, первыми закончили играть музыканты и народ начал понемногу расходиться. Когда в гардеробе стало заметно просторно, Наталья и Алина поднялись и с Геннадием пошли к выходу. Виталик рассчитываясь с официанткой прикупил бутылку шампанского и тоже помчался в гардероб.

После душного кафе на улице всех окутала зимняя свежесть. Сразу стало легко и комфортно, только в лицо дул легкий ветерок с мелким снегом. Погода портится, -вслух заметил Геннадий, тут его подхватил Виталик, достав бутылку шампанского, он добавил, — и поэтому надо, где то ошвартоваться в тихой гавани для продолжения банкета. Какие будут предложения? – завершил он. Идти к ребятам девчонки на отрез отказались. Далеко, по меркам военного городка, Семь ветров это как другое государство. Спорили недолго и сошлись на предложении Алины, зайти к ней, тем более они уже стояли почти напротив ее дома.
Банкет продлился еще около часа и когда шампанское выпито и говорить уже не о чем то надо сворачиваться и расходиться по домам. Наталья с Виталиком пошли в коридор одеваться, а Алина тем временем задержала Геннадия в комнате. Она протянула ему ключ от квартиры и сказала, — как выйдете потеряйся, я жду тебя через полчаса. Звонить не надо, дверь откроешь ключом, и направила его тоже в коридор одеваться.
У ДОФа друзья расстались, Геннадию это было только на руку. Он обошел ДОФ и вышел на улицу где жила Алина. Через 10 минут он уже раздевался в прихожей. Алина потушила свет в коридоре и вместе с Геннадием они растворились в полумраке спальной.

Прошло около полутора часа, Алина и Геннадий лежали на разобранном диване. Алина уперлась своим подбородком в грудь Геннадия. Знаешь, -сказала она-, у меня после этого дела разыгрался страшный аппетит. Как ты смотришь на то, чтобы перекусить? Без проблем, -ответил Геннадий. Она убежала на кухню подогревать чайник и готовить бутерброды, а он лежал на спине уставившись в одну точку на потолке. Мысли путались и никак не выстраивались в логическую цепочку. Он был приличным семьянином, но эта девушка, как магнит притянула его к себе. У него даже не было желания сопротивляться.
Алина зашла в спальню с подносом, на котором небрежно были разбросаны бутерброды с сыром, колбасой и красной икрой. Посередине разместились две чашки с кофе. Она все это поставила на небольшую табуретку и сама юркнула под одеяло. Миг блаженства, — подумал Геннадий, ощущая спиной прикосновение ее тела, — неужели вот в такой мелочи и заключается счастье. Мысли его перебила открывшаяся форточка, и поток холодного воздуха со свистом ворвавшийся в спальню. Алина встала и подбежала к окну. Закрывая форточку она воскликнула,-ого, а на улице метель разыгралась не на шутку,- и тут же вспомнила,- а у меня белье висит на площадке. Геннадий тоже подошел к окну. Вон видишь, две простыни и пододеяльник,-сказала она,- указывая рукой на площадку напротив. Жалко пододеяльник, набьётся снегом и под тяжестью порвется,-продолжала Алина. Хочешь не хочешь, а идти придется,-сказала она и направилась в другую комнату. Я сниму,-сказал Геннадий,- не посылать же тебя в такую погоду на улицу.

Метель действительно разыгралась от души. Не зря черные тучи ползли из дырявого угла,-подумал про себя Геннадий,- преодолевая сугробы выросшие буквально за каких-то пару часов. Простыни он снял и свернул, а вот из пододеяльника пришлось снег руками выбирать. Вдруг кто то сзади его спросил,- мужчина вам не помочь. Он обернулся и увидел двух милиционеров патрульно-постовой службы. Заодно документики предъявляем,-сказал сержант. Что, бельё снимать теперь обязательно с документами надо,-возмущенно спросил Геннадий. Если ночью, то да ,-невозмутимо ответил сержант. Или ведите к себе домой, там заодно и документы посмотрим. Тут Геннадий понял, что вляпался и надо как то из этого выбираться. Он начал запинаясь и путаясь в словах,- я это тут в гостях…..метель…..меня попросили снять…..вот так получилось. Сержант был непреклонен,- проблем то, ведите к гостям, там и разберемся чье белье. Все дело в том, что это женщина,-выдавил из себя Геннадий,- и я не могу, то есть не имею права вас туда привести. Это приватная встреча и я не хотел бы о ней распространяться. Ну тогда пойдемте к нам в гости,- предложил сержант,-надо же все запротоколировать. Как не уговаривал их Геннадий все напрасно. Пришлось подчиниться и отправиться с ними в отделение милиции.

Дежурный милиционер от безделья полудремал. Приход патрульных его разбудил. Заслушав сержанта он обратился к Геннадию,- не говоришь и не надо, ты не партизан, а я не гестапо, чтобы пытать тебя. По стоимости вещей даже на мелкую кражу не тянет. Я сейчас составлю протокол и отправлю его в вашу воинскую часть, пусть там с тобой сами разбираются. Да и на вора ты не похож, не будет вор так легко одеваться в метель.
Протокол составлен, дежурный уточнил, действительно ли Геннадий служит в этой войсковой части, которую он назвал. Ну что иди догуливай в гостях,- с улыбкой сказал дежурный и отпустил Геннадия.

Я все видела, не надо не рассказывай,-сказала Алина, лишь только Геннадий закрыл за собой дверь. Что с бельем делать,- спросил он. Да гори оно синим пламенем, пусть менты подавятся, да и вообще ты же не думаешь, что я прямо сейчас за ним побежала,-ответила Алина. Время половина пятого, пошли еще немного поспим,-сказала она и потащила Гену за руку в спальню. 

Утро понедельника выдалось солнечным и морозным, термометр упрямо не хотел подниматься вверх и как будто его заморозили на отметке -15 градусов. Перед штабом шло построение. Начальник штаба отметил, что за праздники грубых происшествий не произошло не считая одного казуса, в котором он хотел бы разобраться. После роспуска строя, он отвел офицерский состав в сторону и вот тут началось. Казус о котором я вам говорил произошел с нашим офицером,-громогласно сообщил он и приказал Геннадию выйти из строя. Этот офицер был задержан милицейским патрулем в момент воровства белья на детской площадке около половины третьего ночи,-сообщил начальник штаба перед строем. Теперь видно этому обучают на классах по специальности, откуда вернулся на флотилию этот офицер, — добавил он. Я прошу назначит военного дознавателя и тщательным образом разобраться с этим. Партийной ячейке тоже следует обратить внимание на этого коммуниста и разобраться что побудило его воровать простыни под покровом ночи, да еще и в такую метель.
После роспуска строя офицеры минут на пять задержались в курилке у штаба. Геннадий убеждал их,- не воровал я этого белья, только поверьте не могу сказать, кто попросил меня его снять. Даже под пытками не скажу, а ментов я просто не заметил. В такую погоду хороший хозяин даже собаку не выпустит.

Время летит быстро. В один из дней дежурный по штабу сообщил Геннадию, что звонили из ментовки и просили его туда зайти. За это время он уже прошел партийное собрание, которое строго его пожурило и постановило объявить выговор без занесения, а дознаватель не принял к исполнению, так как не было возбуждено уголовное дело.
После обеда Геннадий зашел в милицию и увидел знакомого дежурного, который верстал на него поклеп. Давай забирай свое белье,-сказал дежурный,-две недели прошло никто так и не заявил о краже. Нет,-ответил Геннадий,-белье не мое и той, которая попросила его снять оно тоже не нужно. Так что оставляйте его себе. А лучше передайте сержанту патруля, пусть его опять на то же место повесят. Только пусть намочат сначала. А то оно у вас пересохло,-сказал Геннадий и вышел из милиции.
На улице солнце переливалось в сугробах разными оттенками. Люди откапывали свои машины, которые занесло по самую крышу. Если бы температура поднялась бы до отметки минус пять градусов можно было бы сказать, что пришла весна. Но зима здесь так просто не сдается. Весна, только лишь в конце мая основательно вступит в свои права.

Share
Советуем прочесть...  Причинно-следственные связи.
Яндекс.Метрика