mentЛейтенант Зайцев стоял у окна в казарме и рассматривал причудливые узоры, оставленные морозом на стекле. По плотности рисунка или его непрозрачности можно было считать, что мороз подкатил уже к минус 50 градусам. От одной только мысли про мороз у Зайцева по спине пробежали мурашки. Но дело не в самом морозе, от него всегда можно где нибудь укрыться в уютном месте.
Прошла первая неделя пребывания экипажа подводной лодки в учебном центре в городе Комсомольске на Амуре. Постепенно, можно даже сказать в ускоренном темпе, прошел процесс акклиматизации личного состава. Народ в обеденный перерыв уже успевал прошвырнуться по близлежащим магазинам, невзирая на мороз с легким ветерком.
В прошлую среду группа офицеров решила отдохнуть в ресторане (в народе говорят «посетить кабак») искать долго не стали и решили пойти в ближайший, на речном вокзале, «Юбилейный». Отдохнули хорошо, только вот лейтенант Зайцев немного перебрал. Все бы ничего. Но в этом Юбилейном были командир с замполитом.
Утром командир отчитал Зайцева перед построением. Не можете пить, идите в Витаминный бар. Из всего спиртного вам я рекомендую только молочные коктейли: — говорил командир лейтенанту. Вот теперь и думал Зайцев, рассматривая морозный рисунок на окне, куда бы забуриться подальше в городе, чтобы не нарваться на командира. Была пятница, и убивать ее в Витаминном баре Зайцеву совсем не хотелось.

Закончилось подведение итогов, и командиры подразделений вышли из каюты командира. Еще несколько минут и народ начал рассасываться. Кто шел на ужин в столовую, а кто в общежитие, надеясь поужинать в другом месте.
В общежитии Зайцев и с ним еще семь старших лейтенантов жили в однокомнатной секции. В тесноте при таких низких температурах спать было теплее, учитывая, что отопление только обозначало свое название и больше охлаждало помещение, чем обогревало. На столе стояла бутылка армянского коньяка, уже начатая, рядом лежал шоколад и порезанный на дольки апельсин изображавшие деловую закуску. Зайцев плеснув себе в стакан немного коньяка залпом его приговорил не закусывая. Апельсин кислил, а шоколад он не любил с детства. Закурив сигарету, он спросил у друзей: -народ, кто знает, где есть приличный кабак в городе подальше от центра, а лучше где ни будь на окраине? Есть такой: -ответил штурманёнок,- называется Дзёмги и находится на окраине города рядом с аэродромом и авиазаводом им. Гагарина. А как туда добираться? — снова спросил Зайцев. Можно на трамвае, но не советую: — ответил один из офицеров,-ехать придется от центра до конечной, а это минут 40-45 времени. В такой мороз, да еще и вечером в насквозь промерзшем трамвае можно просто околеть. Лучше бери тачку и через 20 минут будешь уже у входа. Тачка тебе обойдется в трешку, не великие деньги, но здоровье сохранишь, а оно тебе после кабака ох как пригодится. Только много не пей, а то замёрзнешь. По комнате пронесся громкий хохот.

На башенных часах города еще не было половины седьмого, а Зайцев уже в такси, рассекающего светом фар темноту городских улиц, спешил добраться до кабака в Дзёмги. Обычно по пятницам надо было позаботится о местах в ресторане заранее. Иначе можно было просто пролететь.
Музыка еще в ресторане не играла. Стоял деловой шумок, народ только собирался. Мест в ресторане уже не было, чего и боялся Зайцев, но поговорив с официантками его приткнули к одному из столиков поставив еще один стул. Расстегнув пуговицы на тужурке, он осмотрелся. Ресторанчик выглядел довольно неплохо. По количеству где-то на сотню мест, барная стойка, танцпол с небольшой эстрадой для оркестра, приглушенный свет с подсветкой на стенах все это придавало заведению уют. Ресторан подходил для шумных именин, деловых встреч и любовных рандеву. Здесь можно было потеряться растворившись в загулявшей толпе и незаметно исчезнуть. Это как раз Зайцева удовлетворяло полностью.
Заказав триста грамм водки салат и на горячее калугу (рыба семейства осетровых) под польским соусом лейтенант приступил к трапезе. Салат он проглотил с половиной заказанного спиртного и решил выйти покурить. Курить в ресторане разрешено было около туалета. Туалеты, гардероб все умещалось в входном вестибюле, если это можно было так назвать. У гардероба выстроилась очередь. Народ после семи повалил валом. Дым сигарет, люди, холод от постоянно хлопающих дверей все смешалось в вестибюле. У входа в углу стоял сержант милиции, то ли для порядка, то ли просто отбывая номер.

Как только заиграл оркестр народу у входа и в гардероб резко поубавилось. Зайцев тоже заторопился. Выйдя из туалета, он увидел. В центре холла у гардероба молодой, парень, завязав шарф узлом на шее девушки таскал ее на этом пяточке по кругу за этот шарф. Девушка сопротивлялась и даже пыталась кричать. Сержант, стоявший в углу, делал вид что ничего противоправного не происходит и просто отвлеченно смотрел в другую сторону.
Зайцев подошел к парню одной рукой намотал шарф на кулак. а другой схватил его за горло и так сдавил пальцами глотку, что у парня глаза на лоб по выскакивали. Отпусти девчонку: — сказал он, сдавливая пальцами глотку парня. Тот ослаб и с испугу бросив шарф отскочил к сержанту милиции. Тут заорал сержант: — вы что себе позволяете в общественном месте лейтенант. А ты какого хрена тут стоишь как египетская мумия в музее: -ответил Зайцев. Я вас задерживаю за нарушение общественного порядка, следуйте за мной для составления протокола: -потребовал сержант. Чего ты там собираешься составлять: -спросил Зайцев и направился в его сторону. На одной руке у него был намотан шарф, ну а как он другой рукой владеет сержант видел воочию. Сержант испуганно зажался в угол, непроизвольно вынул пистолет из кобуры и направил на Зайцева. Зайцев споткнулся о выбоину в кафельном полу холла и тут же раздался выстрел.
Оркестр мгновенно прекратил играть, гардеробщица закрыла окно гардероба фанерой с надписью: «МЕСТ НЕТУ». Народ столпился в проходе, но в холл выходить никто не решался. Зайцев медленно поднялся с пола. Сержант стоял в углу белее снега. В дрожащей руке у него был пистолет из дула которого подымался сизый дымок. Зайцев схватил сержанта за руку и вывернув ее отобрал пистолет. Ты что творишь негодяй: -сказал он,- применять оружие в помещении, при большом скоплении людей запрещено.

Советуем прочесть...  Ирония предпраздничного вечера.

В ресторан на выстрел прибежал старший патрульно-постовой службы старший лейтенант милиции. Кто стрелял: — прокричал он, толпа молча показала на сержанта,- убил кого? — народ промычал,-«нееее….»:- ранил?- переспросил старший лейтенант,- в ответ повторилось,-«нееее….»:- кто то поправил из толпы:- промахнулся. В этом закутке даже в комара промахнуться было бы стыдно для стрелка.
Старший лейтенант милиции подошел к Зайцеву и тот передал ему пистолет сержанта. Я сейчас опрошу свидетелей: -сказал он,- а вы лейтенант собирайтесь поедем в отделение. Дело серьезное, надо будет составлять протокол для списания патрона, ну и заодно выяснить кто виноват. Только милиционер направился к толпе за свидетельскими показаниями, как она мгновенно растаяла. Заиграла музыка в зале и тут уже поиски бесполезны. Только гардеробщица согласилась написать объяснение, как все было. Зайцев не сопротивлялся, но только попросил десять минут для расчета с официанткой, как раз за это время и показания свои запишет гардеробщица.
За столом Зайцева встретили как героя, стоя с овациями и уже наполненными рюмками. Даже с соседних столов некоторые примкнули. Он рассчитался с официанткой и наполнив свой фужер остатками водки присоединился к окружающим. Закусив куском, только что поданной калуги он поблагодарил народ за поддержку и откланявшись направился к гардеробу где его ожидал старший лейтенант милиции.

Милицейский УАЗик стоял в пятидесяти метрах от входа в ресторан. Упаковались быстро. Офицеры сели на заднее сидение, а сержант рядом с водителем впереди. Кто ездил в этом спец транспорте должны были заметить, что заднее сидение в них установлено выше переднего сантиметров на тридцать. Когда Зайцев усаживался он пару раз ногами толкнул заднюю спинку переднего сидения. Сержант возмутился: — отрастил копыта, никак не уложит их. Ты бы помолчал, виновник торжества: -ответил ему Зайцев. Так слов за слово и снова сцепились сержант с лейтенантом. Апофеозом всего этого сражения в УАЗике стало то, что сержант достал баллончик с «черемухой» сам смотря вперед зажмуренными глазами, стал её распрыскивать в противоположную сторону от себя, то есть прямо на сидящего сзади Зайцева. Последний не растерялся и вывернул руку сержанту в районе запястья в сторону водителя и сидящего сзади старшего лейтенанта милиции. Водитель, пред пенсионного возраста старшина, стал кричать: — идиоты, уберите баллончик, я не вижу ничего, сейчас или мы врежемся, или нас собьют. УАЗик остановился боком посередине проспекта. Старший лейтенант вырвал газовый баллончик из рук сержанта и утирая рукой испарину со лба и слезы из глаз сказал старшине водителю: -ну теперь поехали. Вы проверьте, может у него еще граната есть: — сказал в ответ старшина, отпуская плавно сцепление, чтобы УАЗик резко не развернуло на встречную полосу.

Советуем прочесть...  А рыба была камбала...

Обливаясь слезами, с открытыми окнами в пятидесятиградусный мороз наконец-таки добрались до Дежурной части РОВД Дзёмги. Встречал их сам начальник РОВД. К процессу дознания приступили сразу. Пистолет забрали эксперты. К двум часам ночи процесс еще не закончился. Зайцев написал объяснение на четырёх листах мелким убористым почерком, но до утра его не отпустили, хотя и ехать то было не на чем, если только вызвать такси. За ночь еще два раза вызывали за разъяснениями. Так и пришлось просидеть в Дежурной части до утра. После девяти Зайцева отпустили. В общежитие он добрался к одиннадцати часам и сразу лег спать. Проспал до вечера. Разбудили его офицеры с кем он проживал в однокомнатной секции. Ну как там Дзёмги: — все выпытывал штурманенок. Смотрю ты сегодня не ночевал: — продолжал он,- значит вечер удался или я ошибаюсь? Все нормально, кабак классный, уютный и готовят не плохо: -отвечал Зайцев. Ну так вперед! Первопроходец. Веди, ты там уже все знаешь: -воскликнул все тот же штурманенок. Зайцев даже не стал отрицать. Только подождите: -сказал он,- надо себя в порядок привести. Договорились быть готовыми к семи часам вечера. Зайцев сказал им, что раньше там делать нечего, а с местами думаю утрясем.

Около семи часов вечера к ресторану Дзёмги подкатило такси. Четверо молодых офицеров вышли из них и направились к ресторану. Гардеробщица, увидев лейтенанта Зайцева прекратила принимать одежду у стоявших людей и пропустила офицеров без очереди. Как только ребята зашли в зал ресторана, тут же подбежала официантка и обращаясь к Зайцеву попросила минут пять подождать, пока девочки организуют столик. Штурманенок спросил: — Зайцев колись, ты что тут вчера сотворил, что народ до сих пор испытывает при твоем виде полный фурор. Тебя же здесь принимают как родного, хотя ты был вчера здесь впервые. Зайцев отшутился, он не хотел распространятся про вчерашнее перед сослуживцами. Погуляли на славу, только к утру в воскресенье подкатили на такси к общаге. По дороге что-то вспоминая громко смеялись. К вечеру посещение ресторана Дзёмги повторилось.

Советуем прочесть...  Фуражка

Утром в понедельник, перед построением командир вызвал лейтенанта Зайцева к себе в каюту. Ну началось: -подумал Зайцев,-менты видимо уже все доложили. Глубоко вздохнув воздуха Зайцев постучал в дверь. У командира были еще старпом и замполит. Я кажется вас предупреждал Зайцев, какие посещать заведения. Что у вас произошло в ресторане Дземги в пятницу? -спросил командир. Да ничего особенного: -ответил Зайцев,- отдыхал, выпил 300 грамм водки…. Это же надо было так нажраться с трехсот граммов, что целый генерал милиции, начальник ГОВД Комсомольска на Амуре ходатайствует перед начальником Учебного центра ВМФ об объявлении вам БЛАГОДАРНОСТИ за проявленное мужество. Вроде как… вы там своим телом дуло пистолета закрыли,- сказал командир. Кстати сержанта там какого-то уволили из МВД по вашей милости,- продолжал он. А вот если бы этот сержант попал бы в вас? Вы представляете, чтобы было с нами? Мной, замполитом и …. Так что прежде чем бросаться на ствол: -продолжал командир,- подумайте о нас Зайцев. Мы все за вас в ответе. Ну ладно иди герой, слава богу, что все обошлось.
Выходя из каюты командира у Зайцева в голове крутилось четверостишие:

Замполит мне мать родная
Командир отец родной
На хрена семья такая
Был бы лучше СИРОТОЙ.

Share
Яндекс.Метрика