reshetka           В Российских вооруженных силах ,из покон веков существовали гауптвахты для наказания особо провинившихся военнослужащих.Не знаю как ранее они назывались на казарменном сленге,а в мою бытность службы в Советском ВМФ,они носили прозвание «губы» или более изощренно  -«гауптической вахты».

И мне тоже как и многим моим и не моим сослуживцам,пришлось за дело и без дела,побывать на «гауптических вахтах» как и в роли их клиента,так и в ролях сотрудника службыобеспечения,в моих случаях начальника караула.

Одним словом за время службы и сидели,и арестовывали,и обеспечивали надзор за арестованными военнослужащими.Всяко бывало.начнем от начала — я  сам сиделец(арестованный).Было это в первый ,но не последний раз ,в моей служебной карьере,а именно: я тогда был курсантом последнего курса ВВМУ.

Осенью,в начале нового учебного года, началось обычное обучение курсантов,что решили отметить спортивным праздником в масштабе всего училища.Начальник моего факультета приказал командиру моей роты,сформировать сборную команду факультета по перетягиванию каната.Ох и не любил я этот вид морского спорта!

Командир роты,не знаю по какой причине,перепоручил приказание начфака мне и потребовал скорейшего исполнения.Я составил список команды из самых здоровенных курсантов факультета и помчался по ротам,где потерпел жесткое фиаско: командиры рот(офицеры) послали мичмана-курсанта куда подальше.

Мой же командир,как и положено ему,в урочное время убыл домой и мне было его не достать.Наступило воскресное утро,начало соревнований по различным видам спорта культивированным в училище.Комроты потребовал меня предъявить сборную команду,но ее увы, не было.Не желая разбираться и выслушивать  мои жалкие объяснения,он объявил мне пять суток ареста за неисполнения его приказания.

Я обиделся и сам перетягивать проклятый канат отказался,и принял участия в соревнованиях по баскетболу на первенство факультета.Не без моего активного вклада,мы разнесли всех соперников и заняли первое место.За сей подвиг,командир роты скостил мне арест на двое суток,хотя и спешно собранная им команда по канату(из курсантов нашей роты)всем проиграла.

На следующее утро,я должен был отправлен на «губу» в сопровождении моего командира отделения,бывшим также и моим приятелем.Как убывающий под арест,я не пошел на физзарядку,за что получил вновь  прибавку(ДП) к моим суткам.Итак всего пять,и меня общественным транспортом везут на остров Котлин,в славный город Кронштадт,где и находилось исправительное заведение Лен.ВМБ.

Помещение «губы» было старинное и по слухам,кто только не сидел в ее казематах.Поговорили ,что и сам»железный Феликс»-Дзержинский там бывал,но я не нашел в камерах его автографа.Говорили,что и Вера Засулич ,якобы сидела тут,что не могло соответствовать истине-контингент заведения был исключительно мужской и дамам места не было.

По дороге на Котлин,дорогу ,как едущий не по своей воле ,оплачивать я отказался и кто финансирует мой проезд в два конца,меня не интересовало.По дороге,я пугал сопровождающего,что сниму и выброшу носки ,и тогда меня не примут к посадке,как неукомплектованного.

Но доехали,пешком пришли на «гауптическую вахту»,где очень дотошный писарь «губы» из числа срочников,куда только не заглянул у меня ,отыскивая нечто запрещенное к проносу,но я не курил.

Меня успешно приняли и препроводили в камеру для сверхсрочников,где меня встретили знакомые по училищу,а также арестованные сверхсрочники местного гарнизона.И все были только моряки.

И пошли мои пять суток пребывания на «губе».С территории маленького внутреннего плаца открывался изумительный вид на город Петергоф,а вдали виделся и сам град Питер.

Гладь Финского залива блестела под лучами сентябрьского солнца.Красота.А мы топтали плац под руководством арестованных офицеров,отрабатывая строевую выучку и любовались красочным пейзажем.Для разнообразия нас назначали старшими рабочих команд,где я не гнушался и сам подать пример в работе,ну нравилось в молодости работать на свежем воздухе.

Дежурный по» гауптическому»камбузу,из числа коллег по камере,делал на вечер нам фирменные «птюхи»(шмат свежего пшеничного хлеба сбрызнутый подсолнечным маслом и посыпанный сахарным песком),вкусно было.

Одно плохо было,это невозможность побриться,а поэтому отрастала щетина. Но потом мне все это порядком надоело и я «признался»важному писарю в наличии болезни требующей врачебного вмешательства и подробного осмотра.

Писарь ничего не смыслил в медицине,но опасался ,по должности,за себя и свою скромную карьеру,а поэтому прикрепил ко мне вооруженного сопровождающего из личного состава караула.

Со стороны ,наверное,мы с сопровождающим здорово смотрелись:Впереди идет небритый громила мичман-курсант,а заним семенит маленький матросик с незаряженным автоматом.Врача в госпитале нужного не было,но отметиться то надо.

Я так и ходил в госпиталь не спеша ,как на прогулку.Вообще то чистота и порядок на гауптвахте Лен.ВМБ были образцовые и все как положено,по уставу,тут есть чем гордиться.Но сутки моего ареста прошли,я сделал вывод ,что мой командир роты ,в училище ,все-таки дурак.Будущее показало правоту моего вывода ,но это уже другая история…

Советуем прочесть...  О дураках на флоте.

Жизнь продолжалась.В положенный срок,получив офицерские погоны и звание лейтенанта корабельного состава ВМФ,я отбыл к месту службы.Служить я попал на один из первых советских атомоходов вооруженных крылатыми ракетами,тогдашними губителями авианосцев НАТО.Коротко мы назывались ПЛАРК.

Базировались мы на Камчатке ,и  там  на местном СРЗ, делали кой-какой ремонт.

Команда корабля жила и  ночевала на заводской ПКЗ,а офицеры и мичманы,обеспечивающей смены обитали на лодке.У меня ,почему то,не было  определенного штатного спального места,и командование этот вопрос не волновал и меня по молодости тоже-думал,что так надо во благо повышения боевой готовности.А моего старшину команды гидроакустиков,более старшего по возрасту,этот вопрос очень взволновал.

У него было свое штатное спальное место-койка,прямо на боевом посту,в гидроакустической рубке.Но старпом запретил кому -либо спать на БП,при стоянке у заводской стенки,а пост-рубку опечатывать и сдавать на ночь под охрану дежурному по ПЛ.И заслуженный мичман,обратился к своему непосредственному начальнику,т.е. ко мне,с насущным вопросом,где ему,будучи обеспечивающим от БЧ,коротать ночь.

Я подумал и проявляя заботу о подчиненном,обратился к СПК(старпому).Старпом у нас был колоритной личностью.Уж очень он любил употреблять ненормативную лексику и слабый,но прекрасный пол.Тут я отвлекся,о поле отдельно.Во время перешвартовки,его непереводимый сленг,бодрил палубную команду и все слышали,как надо делать дело.

Повторяю,я подошел к СПК и спросил куда же мне девать на ночь своего мичмана,коли последнего не пускают на положенное место.В ответ ,я получил,свою порцию флотской  ненормативной лексики и пожелание  забить свои заботы в одно славное местечко.Я не особенно на это обиделся,но тоже в ответ выдал свою тираду,что в данном случае посылаю указания СПК по тому же адресу.

Но тут,привлеченный нашим бурным диалогом,на шум,высунулся из своей каюты ЗКПЧ(заместитель командира по политической части) и едко спросил СПК,как тот допускает подобный выпад от более младшего по должности и званию?Старпом тяжело и обреченно вздохнул,ведь работать в моей БЧ и руководить личным составом надо,а тут не нужное вмешательство замполита в столь славный разговор.

И еще раз вздохнув,в присутствии ЗКПЧ,объявил мне столь дерзкому,трое суток гауптвахты.

Я тут же приволок ему на подпись записку об арестовании и продаттестат,и не взирая на его неудовольствие убыл на «губу» в родной гарнизон,а не местный,куда он хотел меня отправить,чтобы не портить отчетность.Интересная у нас в гарнизоне была «гауптическая вахта».

С  виду поддерживался полный порядок,а копни поглубже и…Вот в это «И»,я и окунулся.Как бывший в свое время,в другом гарнизоне,часто,и даже очень,исполнявшим обязанности начальника караула па гауптвахте,я в совершенстве знал требования надлежащих Уставов и инструкций по содержанию арестованных.И решил использовать свое пребывание под арестом себе во благо.

У меня было плохо дело с зубами и я взял с собой медкнижку офицера,и утром поставив в известность старшину гауптвахты,убыл на запись и прием к стоматологу в свою поликлинику для плавсостава.Прием тянулся медленно,была большая очередь,льгот арестанту не положено,и пришлось ходить на обед ужин к себе домой(чему жена была рада-давно не виделись).

И так я лечился все три дня,встречаясь утром и вечером с сослуживцами во главе с СПК,которые то шли на службу,то возращались с нее.Я же шел лечить зубы,а вечером шел ночевать на «губу».Там были ,как и положено ,две камеры для офицерского состава-камера для младших офицеров и камера для старших,которая пустовала.

Вот тут и начинались мои неприятности: Я не курил,не люблю запах плохого табака и злоупотребление спиртными напитками.Но и того,и другого было в большом количестве.Боевые подруги офицеров,вечером,приносили своим посаженным друзьям,богатый и укомплектованный «хавчик».И поздно ночью,каждый день,вернее ночь,шел «гудеж» и карты.

И не выдержав такого соседства,я переселился в пустую камеру старших офицеров.Там был покой.Я нашел большой гвоздь и на стене камеры нацарапал: нет ,нет не банальное здесь был Вася.Я написал старый девиз :»Гвардия умирает,но не сдается!» А  я как никак был гвардии старшим лейтенантом.Кстати командир корабля,когда я вернулся с ареста,обещал меня впредь не арестовывать с содержанием на гауптвахте,а просто высчитывать сутки ареста из моего очередного отпуска.Но такие дела были даже и  Юпитеру не под силу…

Время не останавливается,и вот я уже старший офицер,целый капитан 3 ранга.Это то же не хухры -мухры.И я уже служу в частях центрального подчинения,в ближнем Подмосковье.Вроде бы поближе к центральному аппарату ВС СССР и порядка должно быть поболее,чем на окраинах страны,но,увы,не всегда.

Хочу сразу несколько разочаровать моих читателей:Будучи старшим офицером я уже не сидел на «гауптической вахте» и не пользовался камерой для старшего офицерского состава.Речь пойдет несколько о другом,о том,что «бодливой корове,Бог рогов не дает».

Кстати о рогах.Как раз в период моего перевода в береговые части ВМФ,вышел приказ МО СССР о порядке ареста старших офицеров.Так там четко был определен круг лиц,которым это право на арест старших офицеров полагалось.К ним относилась категория старших военачальников начиная от начальника ГШ ВМФ  и выше.И заметьте,никому более.Но на местах случались интересные казусы,участником двух из которых я был сам.

Казус первый.Я служил на ЗКП ВМФ,который по своему территориальному расположению попадал под юрисдикцию Химкинского военного гарнизона.Однажды я был назначен в суточный наряд в комендатуру гарнизона дежурным помощником коменданта.

Назначен я был от одной части,а от другой за мной закреплялась автомашина для комендантских нужд в период моего дежурства.Я был вписан в путевой лист автомобиля,как старший машины и юридически отвечал за нее и за водителя.

Т.е. ни водитель и ни машина никуда не могли тронуться без наличия меня в кабине как старшего.Интересная заложена интрига: я -дежурный помощник коменданта гарнизона со своим кругом обязанностей,и я в тоже время еще и старший машины,которой без меня никуда нельзя.

Прибыл я в комендатуру,принял дела,доложился коменданту и потянул служебную лямку.Комендант был в звании подполковника.Я вызвал к себе ,закрепленного за мной водителя,и громко приказал ему ни в коем случае не пытаться куда-либо выехать без меня ,старшего машины,а ключи от зажигания сдать мне.

Мою речь услышал,находящийся за стенкой комендант.Она ему очень не понравилась и он вмешался,заявив,что машина дана в его распоряжение  и  она поедет туда,куда нужно для комендантской службы.На что я твердо ответил,что машина в соответствии с директивой Начальника автобронетанкового управления ВС СССР закреплена за конкретным старшим машины и выехать без старшего,т.е. меня никуда и не может,хотя и находится в распоряжении коменданта.

И комендант завелся с полоборота.Он привык ,что обычно его дежурными помощниками,были молодые младшие офицеры,которые и не пытались возразить ему — как  же он комендант и местная гроза.Но тут ,он наткнулся на старшего офицера,который знал,что в данном вопросе он прав.Как я уже говорил,комендант завелся и разговор с его стороны пошел на повышенных тонах.И он сгоряча меня снял с дежурства и даже объявил арест за пререкания.

Я сказал есть и спросил его давно ли он обладает дисциплинарной властью начальника ГШ ?Он не понял,разорался и пояснил,что как  комендант имеет право накладывать арест на любого провинившегося офицера.Тогда я спросил его как давно,он отменил приказ МО?

Тут до коменданта дошло,что он в своем служебном раже,несколько зарвался,он снизил обороты,речь его приняла нормальный характер ,и в конце концов  мы пришли,как говорил и писал М.С.Горбачев,к обоюдному консенсусу.

Служба потекла по своему привычному руслу,без особых выкрутасов.За исключением того,что утром следующего дня коменданту пришлось добираться  до места своей службы общественным транспортом,а не с использованием своей персональной «Волги».

Его водителя,солдата -срочника,за распитие спиртного в расположении комендатуры,я посадил в камеру временно задержанных до его полнейшего протрезвления,лишив тем самым коменданта положенной привилегии,а может даже и спасши его жизнь,предупредив возможное ДТП.Но это другая история и она потребует отдельного рассказа.

Но так,я первый раз в жизни ,как старший офицер получил арест,который и не состоялся.Продолжим мою сагу о «гауптической вахте» в звании старшего офицера.
Второй и последний казус с моим арестом произошел со мной,когда я первую неделю служил в части дислоцированной в подмосковных Мытищах.В части проводились учения по гражданской обороне,на которых присутствовал высокий гость-проверяющий,комендант славного Мытищинского гарнизона.

Я,как недавно назначенный,еще не был задействован в штабных играх,но на свою беду из-за любопытства,сунул нос в штабную комнату ,где в данный момент разворачивалось КШУ по гражданской обороне.Все шло как по маслу и комендант скучал,он был настоящий полковник.И тут вперся я,и комендант оживившись потребовал от меня,чтобы я доложил всем и ему в том числе радиационную обстановку.На что я вынужден был доложить ему,что как недавно назначенный в часть,еще не задействован в КШУ и ответить на его вопрос по сей причине затрудняюсь.

Такой оборот событий только раззадорил коменданта,и он во всеуслышание заявил,что такому офицеру как я,не место в этой части.На что я согласился и вежливо добавил,что товарищ полковник прав,и мое место только в ГШ ВМФ или немного выше.Комендант,и этот тоже,завелся,перешел на личности и фронтовую лексику(а он был заслуженный ветеран),и потребовал от моего командира части моего немедленного ареста за «нетактичный» разговор со старшим по воинскому званию.

Мой командир мудро улыбнулся,и заметил,что ни он ,ни комендант сделать эту процедуру не могут,т.к. это прерогатива начальника ГШ и выше.А начальник ГШ претензий к вновь назначенному офицеру,ко мне,не имеет.Комендант ,пообещав этого дела так не оставить,гордо удалился.Учения тут  же закончились.А командир,в шутку спросил меня почему я не дал коменданту в рыло?На что,тоже в шутку получил ответ,что я ждал его личного командирского примера,или хотя бы приказания.

На этом шутки кончились и меня привлекли к ГО части,сделав нештатным начальником нештатной пожарной команды.Моя эпопея-сага  о «гауптической вахте»,с моим непосредственным участием,подошла к концу.»И что дозволено Юпитеру,то не дозволено быку»…

Share
Апрель 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30  
Яндекс.Метрика