oficerШла последняя неделя мая. У курсантов Каспийского Высшего Военно-Морского Краснознаменного училища имени С.М.Кирова шли последние экзамены. За время обучения такая жара в Баку была впервые. Поговаривали что в июне еще подскочит до плюс сорок градусов в тени. У выпускников оставалась лишь защита диплома в июне. Первые курсы собирались уже уезжать на корабельную практику, но народу в системе оставалось еще предостаточно.

Огромный диск солнца после шести вечера резко покатился за горизонт. Немного с моря потянуло прохладой. Колонны главного учебного корпуса, заходящее солнце окрасило в оранжево бурый цвет, напоминавший пляжный загар курортника.

Была суббота и закончилась большая приборка, но увольнения не было, так как шла сессия и увольнения были только в день сдачи экзамена. Свободно шастали только туда-сюда гардемарины, выпускники этого года, курсанты пятого курса. До выпуска им оставалось почти месяц.

Сессия, сессией, жара жарой, а вот в субботу и воскресенье культурно массовые мероприятия вынь да положи. В эти самые культурно-массовые мероприятия включались и танцы, организованные в клубе училища. Будут или не будут в эту субботу танцы никто не знал, но на автобусной остановке, что ниже КПП училища, народу столпилось много.

На плацу, перед фасадом главного учебного корпуса закончился развод караула и суточного наряда. Как правило в дежурство по училищу заступали трое. Это офицеры: дежурный по училищу, старший помощник дежурного по училищу и курсант пятого(четвертого)курса-помощник дежурного по училищу. Вот эта троица и осуществляла поддержание организации учебного процесса и контроль за соблюдением распорядка дня в течении предстоящих суток.

Закончился ужин. Дежурный по училищу разговаривал с офицером в Главном вестибюле училища, помощник дежурного читал сегодняшнюю прессу, а старший помощник прохаживался по рубке дежурного, поскрипывая своими до блеска начищенными ботинками. От их поскрипывания он получал удовольствие, которое на его лице выражалось особым блаженством.

Старпом был из бывших командиров роты. Год назад он выпустил свой пятый курс и был переведен на кафедру морской практики. Его загорелое и слегка шершавое от ветров лицо указывало на то, что на мостик он поднимался не только для перекура, а долгие часы проводил там будучи вахтенным офицером и после командиром корабля. Курсанты его уважали и между собой ласково называли Сан Саныч.

В рубке дежурного по училищу воцарилась деловая тишина. Цоканье стрелок часов и скрип ботинок старпома придавало этой тишине особую важность. Вдруг, нарушая эту деловую идиллию, на столе дежурного зазвонил городской телефон. Трубку поднял старпом Сан Саныч и со всей важностью и ответственностью он произнес голосом военмора,- Дежурный по Каспийскому высшему военно-морскому Краснознаменному училищу имени Сергея Мироновича Кирова, капитан 2 ранга Савенко слушает Вас.

Наступила небольшая пауза, то ли на другом конце провода не ожидали такого официального обращения, то ли просто испугались суровости голоса дежурного, но набрав смелости писклявый девичий голос, слегка заикаясь произнес, — «Здрасте….а…это ….вы не скажите сегодня танцы будут в училище?» Помощник дежурного наблюдал как лицо старпома изменило окраску в багряный цвет. Скрежеща зубами он рявкнул, -«Фамилие….фамилия…» да именно рявкнул по другому никак не назвать,-чья, моя фамилия?- переспросили на другом конце провода. «Нет,-продолжал реветь в трубку Сан Саныч,- того хера, который дал тебе номер этого телефона». На другом конце провода повторилась пауза, которая закончилась прерывистыми гудками. Повесили трубку.

Сан Саныч отшвырнул трубку на стол дежурного. Помощник наблюдая весь этот театр одного актера, отошел к окну, дабы не быть громоотводом сложившейся мизансцены. Только старпом Сан Саныч стоял около стола и тупо смотрел на трубку, лежащую рядом с телефоном и издающую прерывистые гудки. Этот неожиданный отбой в телефоне загнал его в ступор, и он не знал, как выйти из сложившейся ситуации победителем.

В рубку дежурного зашли дежурный по училищу и дежурный по политотделу. Дежурный посмотрев на Сан Саныча спросил, -ты что старпом такой заведенный. Служба только началась, а у тебя вид как будто тебя заставляли под дулом автомата ежиками жонглировать. Сан Саныч улыбнулся и рассказал про телефонный звонок. «Зачем девчонку напугал, теперь обидится и не придет», — сказал дежурный. Война войной, а танцы — это культурно-массовые мероприятия, целый полковник, дежурный по политотделу этим руководит. Ну а насчет телефона ты прав, незачем его кому попало давать, -продолжал он. Все заулыбались, обстановка разрядилась и Сан Саныч тоже сменил свою окраску с боевой на повседневную. Он взял, все еще лежавшую на столе, трубку и положил аккуратно ее на городской телефон.

Share
Советуем прочесть...  Колорадский жук.
Яндекс.Метрика