Багряный дfishingиск солнца зацепился за горизонт и огромное полушарие зависло между двух сопок. Военный городок окрасился в багряно-синие тона, как будто кто-то разлил оранжевую с голубой краской на холсте. Шла вторая половина июня.
Старший лейтенант Рузаев устало заковылял в сторону поселка, сменившись с камбузного наряда. Радовало только то, что через два дня начинался очередной отпуск. Хотя улететь с Камчатки в летний период отпусков довольно проблемно, но учитывая, что жена с ребенком улетели еще весной эта проблема, для него значительно упрощалась.
Вот и поселок, за это время солнце успело опуститься еще наполовину и с сопок потянуло прохладой. В домах стали зажигать свет, но уличные фонари еще не горели. Настроены на жесткую экономию электричества. У гаражей Рузаева кто-то окликнул, и он направился к распахнутым дверям откуда пробивался свет от электрических ламп. Это был гараж мичмана с их экипажа, турбиниста Пал Палыча.
В гараже в дальнем углу, металлическим плевком стоял наполовину разобранный мотоцикл «Урал» с коляской, а напротив по всей стене развешена рыболовная сеть. Было заметно что ее готовили по назначению. Сетка была небольшая, около семи метров, в народе такую называют «Пионерской». Для горбуши сойдет в самый раз, — подумал Рузаев. Да и сам Пал Палыч, не делая лирических вступлений начал сразу Ва банк, — мы тут с техником Миронычем решили сегодня в ночь немного порыбачить, а у него что-то не срослось. Одному можно тоже, но не с руки и только кучу времени потратишь, а на выходе будет мизер. Может пойдешь со мной, мы не долго. Думаю, часам к 3-ночи управимся, — продолжал Пал Палыч.
Вообще то можно и порыбачить, — ответил Рузаев, — вот только бы переодеться. Да ну еще на это время терять, и так уже половина десятого. Мы так до утра просидим, — ответил Палыч. Штаны спортивные у меня есть, под кителем у тебя вон байковая рубашка, не замерзнеш все равно в КЗМ (костюм защитный морской) просидим до конца рыбалки. Я еще для согрева фляжку с шилом возьму вообще будет Африка, -улыбнувшись сказал Палыч. Так вот слово за словом и начали собирать рюкзаки. В один рыбные снасти, в другой все остальное. Палыч взял фонарик «Жучок» и в таком снаряжении они вышли на тропу, которая вела через сопку на другую сторону полуострова Крашенинникова.
Время на дорогу с учетом ночи ушло бы минут 40. На тропе Пал Палыч за что-то споткнулся упал и потерял фонарик минут 15 потратили на его поиски, но так и не нашли. Пометили место и пошли дальше. Когда вышли на берег уже было заметно темно. По отливу скоренько поставили сетку, тут Палыч справился один, Рузаев даже не переодевался в КЗМ только на носу небольшого мыска закрепил фал. Палыч все нервничал из-за потерянного фонарика и сразу же отправился заново его искать, хорошо потерялся он уже почти у самого выхода на берег бухты, а Рузаев решил раскалить угли в яме. Костер разводить нельзя свет от него и дым сразу привлекут внимание, шныряющих на катере рыбнадзор. Большое облако заволокло луну, и обстановка для рыбалки только улучшилась. С сопки потянуло холодком и стало немного зябко. Рузаев достал фляжку с шилом, предварительно сделав бутерброд из свиной тушенки. Налил немного в кружку шила и чуть-чуть разбавил водой из пластиковой бутылки. Сделав глубокий выдох Рузаев отпил половину сделанного раствора и жадно вцепился зубами в бутерброд. Не прошло и минуты как по телу стало расплываться томное тепло и жить сразу стало немного веселее. Эх закурить бы еще, — подумал Рузаев, но Палыч строго настрого запретил курить около сетки, чтобы не привлекать внимание. «Хочешь курить отойди метров на 10-15 от сетки и кури на здоровье», — сказал он. Отсчитав ровно пятнадцать шагов Рузаев так и сделал. Докурив сигарету, он вернулся назад и взял кружку с недопитым раствором, банку тушенки, ломоть хлеба, пластиковую банку с водой и вернулся на место перекура. После допитого раствора стало еще теплее и душа запела, он начал насвистывать под нос популярный эстрадный шлягер того времени «Миллион алых роз» и набрав камешки стал швырять их и считать сколько раз какой из них подпрыгнет на воде. Не прошло и пятнадцати минут, как из-за мыска выскочил катер осветив берег где курил Рузаев мощным прожектором. На берег соскочили трое с собакой и направились к Рузаеву. На катере еще пару раз полоснули прожектором по берегу и осветили конец фала, к которому была на берегу прикреплена рыболовная сетка.
Трое подошли к Рузаеву, один из них был капитаном милиции. «Чем занимаемся на берегу», -спросил капитан Рузаева. Слегка захмелевший Рузаев ответил, — отдыхаю, снимаю стресс после скандала с женой. «А что за сетка на мысу выставлена», — спросил капитан. А я откуда знаю, — ответил Рузаев. Мои причиндалы вон на валуне лежат шило, кружка, вода и закусь, а все что дальше не моё. Из документов у Рузаева был с собой пропуск. Капитан покрутил его в руках, что-то записал себе в блокнот и вернул его назад. «Ну отдыхай старлей, только не усугубляй шилом еще куда-нибудь свалишься», -сказал капитан и вся кавалькада двинулась дальше вдоль берега. На катере уже сняли сетку и затащили ее на палубу и взяли курс тоже вдоль берега. Вдруг катер затормозил и развернулся снова в сторону Рузаева обдав его лучом прожектора. Что им еще надо, — подумал Рузаев. Катер подошел, как только можно было близко к берегу где стоял Рузаев. С носа кто-то крикнул: — держи старлей на жареху жене отнесешь, может так и помиритесь. На берег почти что у обреза воды упал хвост кеты килограмма на три с хвостиком.
Рузаев разбавил в кружке еще раствора и тут появился Пал Палыч. Фонарик он так и нашел, а тут еще и это приключение. Непруха, не наш сегодня день, а точнее ночь: — сказал Рузаев, давай по единой шлепнем и по домам, а хвост себе забери у меня все равно жарить его некому. Все ничего, вот только сетку жалко.

Share
Советуем прочесть...  Робот Вася...
Яндекс.Метрика