rspИстория изложенная ниже произошла в мои далекие курсантские годы. Мы сдали успешно экзамены за 3-й курс и готовились к отъезду на корабельную практику. Это была первая практика по специальности на действующих флотах того времени. Группа, в которую попал я и многие мои одноклассники отправлялась на Северный флот в Гаджиево – базу атомных подводных лодок. Переезд до места практики занял не больше 3-х суток по железной дороге с пересадкой в Москве. На третьи сутки, утром, мы сошли на вокзале в Мурманске и начали двигаться к Морскому вокзалу, так как до места практики надо было еще 2 часа добираться на катере типа Комета. Одним словом, к вечеру мы уже были на месте и руководитель практики распределил нас по экипажам. Нас троих, меня, Сашу Крайнева и Николая Самохвалова. Определили в один экипаж. Саша сразу сдался замполиту, продемонстрировав свой почерк и кое какие художества. Замполит дал ему ключи от Ленинской комнаты и загрузил работой. Получив у интенданта постельные принадлежности мы стали устраиваться в каюте и понемногу обживаться. После ужина к нам зашел помощник командира и рассказал нам где и как мы будем питаться. Завтрак и обед нам был определен в последнюю очередь, а вот на ужин по обстановке. Многие офицеры и мичмана не ужинают на базе, так что тут можно и по раньше подойти.
На следующий день, после завтрака мы с Коляном решили сходить на подводную лодку. До этого из нас никто такого даже на картинке не видел, а тут вот она во всей своей красе и даже можно посмотреть ее изнутри. Это был атомный крейсер стратегического назначения проекта 667Б.
Чтобы попасть на подводную лодку надо было переодеться в рабочую одежду маркированную знаком РБ, а головной убор и обувь белым равносторонним треугольником. Этого требовали правила радиационной безопасности для атомных подводных лодок и их экипажей.
На санпропускнике мы снова встретились с помощником командира и спросили его про спец одежду РБ, он второпях сказал, что после того как экипаж переоденется все что мы найдем в раздевалке экипажа можно смело одевать. После ухода помощника командира мы еще подождали минут десять и принялись искать, то что можно было надеть на себя. Пока я шарил по открытым ящикам в раздевалке примеряя на себя чужую спецодежду в проходе гардероба появился Николай. Увидев его я так и ахнул. Ватник и спецодежда, на нем были новые, прямо как с учебного плаката и даже пилотка офицерская с белым кантом и шитым крабом. Колян,- спросил я; — где это ты так обарахлился? Места надо знать,- ответил он, разглаживая рукой нашивку на кармане спецодежды, черной полосы на белой широкой тесьме. Я по сравнению с ним выглядел как молодой матрос. Ватник, который я нашел, видимо в экипаже передавался как переходящее знамя. На нем даже клеймо РБ негде было поставить. Переодевшись, мы пошли на подводную лодку. Построение уже закончилось и на пирсе никого не было, кроме верхнего вахтенного.
Экипаж крейсера отрабатывал элементы задачи боевой подготовки и ждали комиссию с флота. Через люк Центрального поста нас не пустили, там все было вылизано и блестело. Тут я увидел, как отдраили кормовой люк и мы бегом кинулись к нему, чтобы успеть попасть внутрь подводного крейсера. Спустившись вниз мы оказались в 10 отсеке. Отсек, небольшой по объему, тускло освещал один фонарь дневного света. Мы осмотрелись и решили перейти в 9 отсек.
Колян еще с первого курса шевелюрой не вышел. А к третьему курсу у него уже образовалась в центре головы пролысина, которая его слегка старила. Мы еще его Лениным звали, ну очень уж его голова напоминала череп вождя мирового пролетариата.
Отдраив переборочную дверь, мы с Коляном переползли в девятый отсек. Отсек был гораздо больше и хорошо освещен. У носовой переборки командир отсека беседовал с тремя матросами, похоже проверял знания книжек боевой номер. Увидев выпрямившегося Коляна у командира отсека заметно забегали глаза. Убирая руку с какого- то прибора, Колян буркнул недовольно:- Тут вообще то хоть раз в неделю эти ящики кто ни будь протирает сырой ветошью? Или специально меня ждали, чтобы я руками протер? Командир отсек зыркнул на матросов и они растворились мгновенно в отсеке. Сам лейтенант подбежал к Коляну и представился: — Командир девятого отсека лейтенант Быстров. В отсеке проводится осмотр и проворачивание технических средств вручную. А вот это как раз и входит в это мероприятие,- имелось ввиду протирка ветошью приборов и приборных щитов,- буркнул еще раз в назидание лейтенанту Колян. Пока мы с ним осматривали отсек, лейтенант успел по телефону доложить в центральный пост дежурному по кораблю, что у него в отсеке проверяющий офицер из штаба. Дежурный по кораблю доложил командиру корабля, который с помощником командира и старшим помощником находились на пирсе у трапа. Когда успел пронырнуть, наверно из политотдела офицер, вечно они там все перепутают, буркнул командир корабля и начал спускаться вниз на корабль.
Командир корабля в кормовых отсеках очень редкий гость. Даже во время автономного плавания он не больше двух раз прогуляется до последнего отсека. А тут хочешь не хочешь а идти надо. Сам командир был крупного телосложения с уже нависающем мозолем в виде небольшого животика. Кряхтя и что-то бормоча себе под нос командир начал свой переход из центрального поста в корму.
Мы уже подходили к переборке в восьмой отсек, командир девятого следовал за нами как приклеенный к Коляну, но не дойдя до неё пару шагов вдруг дернулась кремальера, зашипел воздух и открылась дверь восьмого отсека. Что-то большое согнутое ввалилось в девятый отсек. Это был командир корабля. Командир выпрямился и смотря на удивлённого Коляна представился: — Командир ракетного подводного крейсера стратегического назначения капитан 1 ранга Колобов, на что Колян ответил,- курсант Самохвалов, прибыл для прохождения корабельной практики. Тут наступила пауза…. Командир присел на закрепленный вдоль прохода ящик РДУ, смахнул ладонью пот со лба, лицо его побагровело и в адрес Коляна полетел набор слов в перемешку с нецензурной бранью, не подлежащее публикации.
Старшему помощнику было приказано: 1. Курсанта на корабль не пускать. 2. Дежурного по кораблю и верхнего вахтенного у трапа снять с дежурства. 3. командиру девятого отсека выдать зачетный лист по Организации допуска на корабль. Сдавать зачет по этому листу лично командиру.
Вот такое было наше первое посещение подводной лодки. Зато надолго запомнилось.

Share
Советуем прочесть...  Фуражка
Яндекс.Метрика