Наш «шаман», как на флоте называют шифровальщиков, мичман Храмов решил начать подготовку к самому любимому в стране празднику задолго до него.
«Как встретишь Новый Год, так в нём и проживёшь» – гласила незыблемая народная примета.

Ежемесячный продовольственный паёк у подводников был очень даже неплохой – мясо, сливочное масло, консервы, печенье, разные крупы. Вот только водку и шампанское, к сожалению, не выдавали.

В гарнизонном военторговском магазине цивильных, крепких напитков тоже не было – их запретил продавать политотдел, поэтому все флотские, в том числе их жены перешли на «шило», то есть в переводе на гражданский язык – этиловый спирт.
До Владивостока, где можно было купить шампанское и «Столичную» для такого торжественного случая, зимой, с места службы мичмана Храмова, только на попутках можно добраться. А если и доберешься, то не достоишься в очередях, потому, что на закате социализма в нашей стране лидеры страны надумали бороться за трезвость своего народа. Водка продавалась только по талонам.
Чтобы людям интереснее жилось, в Советском Союзе вечно с чем-нибудь да боролись: с меньшевиками и белогвардейцами, потом с кулаками, троцкистами, безродными космополитами, со стилягами. Вот и теперь президент нашей державы и Генеральный секретарь КПСС по совместительству объявил очередную кампанию борьбы с пьянством, чтобы народ не особо скучал и был чем-то занят.
После военного парада проводимого по случаю праздника Великой Октябрьской революции в дивизии подводных лодок, Саня Храмов высвистал к себе в каюту своего дружка, специалиста по засекреченной связи мичмана Немыкина. Тот явился опухший от сна и безделья. «Шифриков» на флоте физической работой не напрягали, а нефизической у них почти и не было.
— Хорош спать, Петя, — деловито сказал ему Храмов, — пора нам озаботиться подготовкой к встрече Нового Года.
— Ты чо, Санёк? – удивился Немыкин. – Времени до праздника ещё до хрена.
Саня молча покрутил указательный палец у виска.
— Времени, как раз-то и мало, поэтому надо заранее закупить водку, — сказал Храмов, — а моей Танюше шампанское.
Мичман Храмов уже с месяц ублажал супругу, всячески заглаживая свою вину перед нею.

После поездки во Владивосток и посещения им ресторана «Зеркальный», Санёк пропал из лона семьи на пять дней. Ушел в загул с какой-то бесхозной дамой – соседкой по столику.
— Я  уже все придумал, Петя! Купим водку у корейцев, я тут с одним познакомился, нормальный чувак, зовут его Ваня. А шампанское говорят, по бутылке на брата в военторг привезут.
Друзья сошли с трапа своей атомной субмарины и двинулись в тайгу. Там в небольшом поселке жили корейцы.

Они выращивали капусту, картошку и разную зелень к столу подводников, а командование дивизии взамен выделяло этим колхозникам матросов в качестве рабсилы для посевных и уборочных работ. Шефство, так сказать.
— Нет, — отказал мичманам кореец Ваня,- водка есть, но мы её не продаем.
— Кто это «мы»? – спросили опечаленные дружки.
— Мы, корейцы, все кто здесь живет, – ответил Ваня – все только меняют.
Мичманы воодушевились.
— А на что меняете?
Кореец Ваня прищурил и без того узкие глаза.
— На собак, — невозмутимо ответил он, — один собак на один водка. Согласны?
«Шифрики» остолбенели. Им ещё не приходилось участвовать в таком удивительном товарном обмене. Ваня смотрел на мичманов и ждал ответа.
— А какой породы вам нужны собаки? – спросил, наконец, Храмов.
— Любых собачек. На мясо, – пояснил кореец Ваня. – Но только живых.
Храмов подмигнул Немыкину.
— Согласны, Ваня, дай пять!
В общем, договорились «шифрики» с менялой доставить ему за десять бутылок водки десять собак.
Тут надо пояснить, что мясо собак для корейцев то же самое, что для эскимосов тюлений жир. Организм корейца привык получать из собачьего мяса необходимые для жизнедеятельности вещества и с трудом приспосабливается к другим мясным продуктам. Собачатину они едят веками.

Суп из мяса собаки, посинтхан, считается у корейцев чрезвычайно полезным для здоровья и способен продлевать жизнь. Каждый настоящий кореец знает, что суп является прекрасным средством от простуды зимой. А собачий жир вообще лечит все болезни лёгких, вплоть до туберкулеза.

Перед приготовлением блюд из собачатины корейцы используют варварский метод убийства — забивают палками, чтобы собака умерла от кровоизлияний в мышцы. Считают, что так вкуснее, вроде бифштекса с кровью. Короче – гестапо отдыхает, а общество защиты животных валяется в обмороке.
По дороге в дивизию Саня Храмов объяснил другу Пете свой замысел.
— На подсобном хозяйстве бродячих собак развелось полным — полно, там и наловим с десяток. А может быть и больше. Они и поросят воруют, так что продовольственная служба только спасибо скажет.
— Считай, бесплатно почти ящик водки возьмём, — радостно осклабился Немыкин.
В ближайшее воскресенье эти военно-морские душегубы взяли большую рыбацкую сеть для отлова несчастных животных и веревки, чтобы их вязать.
Действительно, на помойке подсобного хозяйства копошилось в отбросах около полутора десятка грязных и тощих барбосов.
И началось сафари. Два этих придурка по очереди кидали в собак сетку, но те отбегали в сторону и угрожающе рычали на охотников. Саня и Петя не унимались до тех пор, пока один из самых рассерженных псов, подкравшись сзади, не прокусил зубами Петину ногу до кости.

Немыкин отчаянно завизжал и упал на землю. Храмов обернулся на друга, и в ту же минуту вся одичавшая стая собак одновременно набросилась на «шифриков». Саню Храмова они положили рядом с Петей и начали грызть мичманов во всех местах. В сетке запуталась какая-то шавка, и её можно было уже вынимать и связывать.

Но мичманам было не до несчастной жертвы. Они пытались отбиться от зверей всем, что попадалось под руку. А что там было на помойке? Тряпки, кости, бумажки, капустные листья, очистки от картошки. Чем тут отобьешься?
От полного растерзания их спасли двое матросов с соседней лодки, которые тащили на помойку лагун с пищевыми камбузными отходами.
Увидев эту трагедию, они набрали камней и издали стали метать их в собачье — человеческую кучу малу. Один камень попал в голову мичману Немыкину. Все-таки криками и камнями собак отогнали.
На Новый Год, который пострадавшие от бродячих барбосов, перебинтованные по самые уши мичманы, встретили в госпитале Тихоокеанского флота, им выдали праздничный обед – борщ и картофельное пюре аж с двумя котлетами.
Водки у искусанных животными, исколотым «от бешенства» мичманов не было, пришлось запивать эти яства жидким бледно-розовым киселём. Без всяких красивых тостов.
А шампанское в военторг все-таки тогда завезли. Санина супруга Татьяна Храмова замечательно встретила Новый Год в веселой компании с соседями по лестничной площадке.

Share
Советуем прочесть...  Всех перестреляю.

1 комментарий Новый год шифриков.

Январь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  
Яндекс.Метрика