Экипаж ПЛ ОКУНЬ

Конец 19, начало 20 века были временем линкоров.  Именно их наличием определялась сила военных флотов. Считалось, что подводные лодки представляют угрозу, прежде всего для своего экипажа. К 1900 году в составе военно-морских флотов всех государств ещё не имелось ни боеспособных соединений боевых подводных лодок, ни самих полностью боеспособных подводных кораблей. Но необходимость их строительства уже назрела, хотя не многие флотоводцы видели перспективу использования их в реальном морском бою.

Даже законодатели морской «моды», англичане, скептически относились к новому типу оружия. Так английский адмирал Гэнней заявлял: «Подводная лодка – в высшей степени занимательная игрушка». Его поддерживал лорд Гошен: «В морской войне с подводными лодками считаться нечего». Те же настроения царили и в Германии, легендарный кайзеровский адмирал Альфред фон Тирпиц заявлял: «Подводные лодки Германии не нужны!».

 

 

Русское морское министерство то же не видело перспектив использования подводных лодок. Так в десятилетней программе кораблестроения России, принятой в 1903 г. предусматривалось к 1914 г. построить 10 подводных лодок, стоимость которых составляла около 1 % общей сметы программы.

Позицию морского министерства поддерживал и Николай 2, и Морской генеральный штаб, адмиралы и военно-морские теоретики, наконец, монополии и банки,  в печати была развернута мощная компания за строительство линкоров. Это и понятно, линкоры стоили гораздо дороже, а значит и прибыль банков и судостроительных компаний была больше! Военно-морской теоретик А.Д. Бубнов заявлял: «Подводные лодки не имеют никакого боевого значения… Подводные лодки представляют из себя не что иное, как подвижные минные банки».

А.В. Колчак, будущий адмирал и верховный правитель России ратовал за строительство линейного флота: «Идея замены современного линейного флота подводным может увлечь только дилетантов военного дела… Специально минный или подводный флот — фиктивная сила». Он призывал не тратить миллионы рублей «на опыты», на «сомнительную и заведомо неудовлетворительную силу» — подводные лодки! Даже вице-адмирал 3.П. Рожественский, в своей статье, опубликованной в  газете «Русь» призывал «отказаться от 20 подводных лодок, которые навсегда останутся слепыми и беспомощными». 

Все страны пренебрежительно относились к подводным лодкам, при этом все начали интенсивно строить эти самые подводные лодки! К 1903 году Франция построила уже 34 подводные лодки, Великобритания – 18,  США – 7,  Италия – 2, отставали лишь Германия и Россия – 0 (подводные лодки конструкции Джевецкого к концу XIX века безнадежно устарели.).

Несмотря на то, что в 1901 году в России начали профессионально заниматься проектированием подводных лодок, а в 1903 году построили первую ПЛ «Дельфин», ее даже посетил император Николай 2, толчок к интенсивному строительству подводных лодок дала Русско-Японская война.

Николай 2

император Николай 2 посещает Пл «Дельфин»

«Мало кто из офицеров флота мечтал о службе на подводных лодках, – признавался один из первых выпускников Отряда подводного плавания старший лейтенант В.А. Меркушов, – едва двигающихся, плохо погружавшихся и таящих в технической неразработанности массу неприятностей…».. Условия плавания были весьма некомфортными. В отсеках было  холодно – температура воздуха была равна температуре забортной воды, спертый воздух, насыщенный маслом от работающих механизмов, сырость, изнуряющая качка.
В русско-японской войне противоборствующие стороны по-разному относились к использованию подводных лодок. Японские лодки практически не участвовали в войне и рассматривались командованием флота скорее как моральный фактор устрашения противника. Деятельность русских подводных лодок вызвала разочарование, так как от подводников ожидали большей активности. Командир подводной лодки Сом лейтенант Трубецкой по этому поводу писал: «Главной причиной бездействия лодок было то, что лодками по существу никто не руководил, а тем командирам, которые хотели что-либо сделать, инициативы не давали».

Отряд подводных лодок Тихого океана в месте постоянного базирования бухте Улисс.

Отряд подводных лодок Тихого океана в месте постоянного базирования бухте Улисс.

И далее: «…Все приходилось делать впервые, даже придумывать командные слова для управления лодкой. В основном их разработал командир «Ската» лейтенант Михаил Тьедер и командир «Щуки» лейтенант Ризнич» (многие из этих «командных слов» сохранились и до нашего времени: «По местам стоять. К всплытию», «По местам стоять. К погружению», «Осмотреться в отсеках» и другие). Переброшенные во Владивосток с Балтики ПЛПЛ вели разведку на подступах к городу. Но даже  только своим присутствием оказали огромную пользу обороне  города.

В Русско-Японскую войну состоялась попытка первого боевого использования ПЛ. Так 31 июля 1905 г.

«Кета» приняла  участие в операции против японцев, пытавшихся высадить диверсионную группу. А на следующий день с нее были обнаружены два японских миноносца. Командир принял решение атаковать противника и  начал маневр чтобы  сблизиться  с ним, но когда до цели оставалось менее одной мили, ПЛ села на мель. Торпедная атака была сорвана, но даже попытка ее проведения оказала устрашающее влияние на японцев. Они поспешили уйти из Амурского залива и больше в него не входили.keta

ПЛ «КЕТА»

В Морском министерстве, появилось осознание важности нового вида кораблей. оно начало спешно заказывать подводные лодки отечественным заводам, а также Германии и США. К концу войны Россия имела 16 готовых и 8 строившихся подводных лодок, но заказанные и принятые в спешке они не отличались высоким качеством.

Но, к сожалению, процесс становления подводного флота затянулся. Этим можно объяснить невысокую эффективность использования русских ПЛПЛ в Первую Мировую войну.

Share
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Яндекс.Метрика