voblaНа военных кораблях и подводных лодках питание было намного лучше, чем в армии. Борщ, так настоящий, флотский. Наваристый, ароматный и с приличным куском мяса, затонувшим в огненно-красном вареве. Мне возразят – мясо было в мисках годков, то есть отслуживших более двух лет на флоте. Молодые хлебали только навар от мяса.  Да – да, я согласен. Но ведь потом эти бывшие «караси» тоже становились годками и с урчанием грызли аппетитные косточки и за себя и за молодых «духов» и «карасей».
Офицеры и мичманы получали продовольственный паёк. В него входило мясо, консервы, сгущенка, разные крупы, сливочное масло, овощи. В общем нормальный паёк. Все это богатство относилось домой. Почти всё. Оставлялась только жестяная банка с вяленой таранькой.
В редкие сходы с кораблей можно было зайти в пивную и на виду всех мужиков отщипывать кусочки  от жирной янтарной рыбки , с вожделением запивая их  холодным  ячменным напитком. Чтобы не вызывать зависть и злобу у страждущего населения приходилось делиться. Жадных нигде не любят.
Стоял август. Лодка второй месяц стояла во Владивостоке, в ремонте, боевой подготовки, естественно, никакой. Рабочие стучат кувалдами, откручивают что-то, прикручивают, шуршат наждачкой, красят что-то. Личный состав отдыхает. После боевой службы полная расслабуха. Чтобы совсем не развратить бездельем и самоволками матросов,   замполит, как массовик — затейник придумывает всякие мероприятия: выпуск боевых листков, лекции, политзанятия по боевым частям, совместное чтение трудов классиков марксизма-ленинизма.
С офицерами ежедневно в конце рабочего дня подводит итоги  командир подводной лодки капитан 1 ранга Макаров. Однофамилец знаменитого адмирала, а может, его потомок. Мичманы, доложив своим командирам боевых частей и служб о проделанной работе, уходят в город.
Женатые к семьям, холостые гулять и пиво пить.
Мичманы – шифровальщики Храмов и  Немыкин не были женаты и, поэтому сразу же протоптали дорожку в пивбар «Чилим» недавно построенный на улице Фадеева. Чилим, кто не знает – это огромная тихоокеанская креветка  ничем не заменимое дальневосточное приложение к пиву.В его честь и назвали популярное во Владивостоке заведение.
Вот и в этот добрый приморский вечер ничего не предвещало срыва этого благородного мероприятия.
— Санёк! Сегодня идём в «Чилим»? – спросил у своего кореша Петя Немыкин.
Храмов что-то жевал в своей койке и ответил, как только проглотил пищу.
—  Конечно, сразу же, как командир соберёт офицеров на итоги, так и валим. — ответил Храмов.
— А чего ты там заглатываешь в темноте, как баклан?
— Я засаливаюсь. — Храмов показал дружку скелетик обглоданной тараньки.
— С ума сошел? Мы же идем пить пиво, там и посмакуем родимую под «жигулевское».
— Это ты дурачок, Петруша, — изрек мичман Храмов, — там надо будет угощать всех знакомых и незнакомых таранькой, а я тут съем штук пять и брать с собой не буду. Там на месте пивом  и рассолюсь.
— Ну, ты и жмот, Саня! Таких хитрожопых на флоте я еще не встречал!
Петя, хоть и возмущался, но оценил все экономические преимущества храмовского способа пития пива. Он посмотрел на часы. До подведения итогов оставалось пятнадцать минут. Немыкин достал свою банку с вяленой таранькой и тоже почистил рыбу.
— Пересоленную, гадство, подсунули в этот раз, — раскритиковал тараньку Петя.
Саня Храмов весь в рыбьей шелухе смачно опустошал свою жестянку.
— Зато, представь себе, с каким удовольствием ты будешь потом пить пиво.
Петя представил, восхитился и с энтузиазмом принялся за вторую тушку.
Через пятнадцать минут они оба засолились под завязку. Пора мчаться в «Чилим».
А еще через минуту по трансляции пробубнил голос дежурного по лодке:
— Офицерам и мичманам прибыть в кают-кампанию на подведение итогов.
— Саня! Ты слышал? Мичманов тоже собирают! – взволновался Петя Немыкин.
— Да слышал я, слышал, — раздраженно отозвался Храмов, — я не думаю, что это надолго, быстро отпустят.
Отпустили не быстро, а только через два часа. Сначала Макаров предоставил слово бэчэпятому и тот долго и нудно рассказывал о своих механизмах. Потом заслушивали штурмана, ракетчика, химика.
— А вам, товарищи мичманы, надо основательно заняться  политической подготовкой. – в конце совещания сказал замполит Синютин, — Конспекты первоисточников запущены, тетради в жирных пятнах от мазута, на полях нарисованы, извините, рожи, да жопы! Скоро приедет комиссия из политотдела, надо всё привести в порядок.
Засоленные Храмов и Немыкин уже через час чувствовали себя , как чувствует себя вяленая таранька на веревке под жарким солнцем. Все внутри высохло и горело от соли. Слюни окончательно пропали и глотать стало уже нечего. Господи! Какие еще на хрен конспекты? Дожить, дожить до конца совещания и не умереть от жажды!
— Товарищи офицеры! – наконец прозвучала команда командира. – Подведение итогов окончено, все свободны.
—  Петя! Давай быстрее собирайся, еще два часа до закрытия «Чилима»! — прохрипел пересохшим ртом Саня Храмов своему дружку. – Успеем.
— Пошел, ты со своим «Чилимом» и засаливанием организма жмотяра поганый! –  зашипел ему в ответ  Немыкин.
Он припал к кранику с водой и не отрывался от него минут десять. Через минуту Храмов уже тоже сосал воду из соседнего крана. Он никогда не думал, что вода может быть намного вкуснее пива.

Share
Советуем прочесть...  Толик Золотарев– военно- морской химик
Июль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  
Яндекс.Метрика