samogonПодводная лодка-это серьезное техническое сооружение напичканное разного рода техникой от электрической силовой до микроэлектронной. Все это железо требует за собой уход и обслуживание согласно инструкциям и регламентам по их эксплуатации. В основном это борьба с пылью, которую разносили системы вентиляции и охлаждения. Основным средством для этого был спирт. Ничего нового пока не придумали. Каждый прибор или блок установки требовал для обслуживания ежемесячно определенное количество спирта для чистки плат, контактов и прочих составных частей.

Спиртом на корабле заведовал старший помощник командира и выдавал его командирам подразделений на планово-предупредительный осмотр и обслуживание заведования.  Командиры подразделений получали спирт в специальные канистры, на которых была маркировка ЯД и череп с костями, а сама винтовая заглушка горлышка канистры должна была еще и опечатываться. (последние требования руководящих начальников).

Кроме всего этого спирт на флоте это твердая, конвертируемая валюта. На спирт можно было обменять что угодно. Основной эквивалент обмена это пол-литра, то есть минимальный ценовой объем.

На флоте к спирту привязалось короткое название «ШИЛО», но некоторые трактовали его по-своему и «ворошиловка», от сокращенного «ворованное шило» и еще короче «КВС», аббревиатура от полного названия «Корабельный Ворованный Спирт» (не путать с журналом « Коммунист Вооруженных Сил»).

На боевую службу получали спирт сразу на три месяца. Его привозили в 250 литровых бочках и переливая на носу верхней надстройки в канистры, все это переносилось в каюту старпома.

Так было и в этот раз, но разливая спирт из одной бочки заметили, что он отдает какой-то нездоровой желтизной. Чтобы не перемешать его с чистым спиртом, старпом залил его в отдельные канистры и пометил. На проверку оказалось, что при разбавлении его чистой водой раствор мутнел, как молочная сыворотка и желтизну не терял. Вскоре определились. Видно, кто-то слил из бочки спирт и для веса добавил туда машинного масла. Это все могли сделать только на складе, откуда получили спирт. Теперь уже ничего не докажешь и назад его никто не примет. Этот спирт народ тут же окрестил «Желтоглазка».

Шла вторая неделя автономного плавания. На подведении итогов в центральном посту старпом объявил, что завтра с 11.00 до 12.00 он будет выдавать спирт для плановых работ по обслуживанию техники за этот месяц. Связист первым спросил: — а какой именно будете выдавать? На что старпом четко ответил: — конечно «Желтоглазку в первую очередь, надо же от нее, как-то избавляться. И тут началось: — а кто будет отвечать, если передатчик после протирки желтоглазкой сменит частоту или вообще откажется передавать? Начальник радиотехнической службы: — а вдруг Омнибус или Скат начнут выдавать погоду или вообще задымятся? Не знаю, как у вас: — сказал минер, но я не собираюсь оправдываться если торпеда пойдет не на указанную цель, а развернется и шарахнет по нам. Тут штурман что-то хотел добавить, но командир его остановил: -Давайте помыслим немного и завтра после обеда в кают-компании соберемся и окончательно закроем вопрос по шилу. На этом и разошлись.

Советуем прочесть...  Нежданно-негаданно...

На следующие сутки, после обеда, как и было назначено, собрались командиры подразделений в кают-компании решать шильный вопрос. Гудели недолго и под конец решили, на сколько процентов чистое шило было заменено на «желтоглазку» столько процентов каждый и получит исходя из своей трехмесячной нормы. На этом проблема была решена. Старпом в конце сказал: -Выдача шила будет сразу после обеда. Заранее позаботьтесь о таре куда будете брать «желтоглазку»: -добавил он.

У каюты старпома столпились командиры, звеня своими канистрами из нержавейки и в руках еще дополнительная тара, у кого литровая банка, у кого старые мятые железные канистры. Их еще с вечера отмывали для «желтоглазки». Если чистый спирт старпом разливал сам по мензурке, то «желтоглазку» он доверял разливать самим командирам подразделений.

Через день, после ужина, начальник химической службы попытался зайти в каюту доктора. Он там оставлял свою кремовую рубашку для посещения кают-компании.

Надавив на дверь, она не открылась, чувствовалось, что кто-то изнутри ее подпирает. Начхим навалился на дверь всем своим телом, и чуть было не ввалился в каюту, когда она распахнулась. Каюта была набита командирами подразделений, как бочка с селедкой. За столом сидел доктор и рассматривал на свет от лампы стакан с желтой, мутной жидкостью. Ну что Келдыши: -сказал химик, — колдуете? Уже больше двадцати пачек с марганцовкой перевели, а она зараза не светлеет: -ответил доктор. Так надо понимать, масло то органическая фракция и никакой окислитель ее не возьмет: -сказал химик. А ты что предлагаешь хим., ты же спец по растворам: -спросил штурман. Ну я не буду устраивать вам ликбез с написанием больших цепочек формул органических веществ, вы все равно не поймете: — важно и с какой-то магической таинственностью проговорил химик. Предлагаю попробовать на вкус и цвет мою фракцию очищенной «желтоглазки», — и он выставил на стол двухсотграммовый пузырек из темного стекла. Штурман налил в граненный стакан немного пузырьковой жидкости, посмотрел на свет и понюхал. Шило, натуральное: -воскликнул он. Разбавил водой и о чудо, оно не помутнело. А может хим чистогана налил, который старпом выдавал: -сказал связист, — и дурит нас. А какой смысл мне вас дурить: -ответил химик? Одним словом, господа: — сказал начхим, — если кто желает я берусь очистить его «желтоглазку», но с одним условием, сто грамм, потери на плохую герметичность аппарата плюс сто пятьдесят грамм за работу. Итого в сумме двести пятьдесят грамм с одного литра мои или для особо умных, вы даете мне литр «желтоглазки», а получаете семьсот пятьдесят грамм чистого ректификата. Я думаю –это по-божески. Да и вот что еще хотел сказать: -начал химик, -старпом отдает «желтоглазку» сразу за все три месяца, я своё все забрал. Договариваться надо, зачем ему в каюте старая, мятая железная тара под ногами.

Советуем прочесть...  Причинно-следственные связи.

Первым к начхиму добрался связист. Он дополучил все свое желтоглазое шило и принес 10 литров на очистку. К концу дня он уже принимал назад свое шило. Проверил на цвет и даже разбавив грамульку попробовал на вкус. Маслом машинным даже не отдавало. Не успел связист еще добраться до своего отсека, как позвонил командир первого дивизиона и тоже по вопросу очистки шила. Видно по пути связист поделился своими впечатлениями, а может даже и попробовать дал на вкус. Договорились на следующие сутки и не все сразу, а по частям не более 5 литров в день. Спешить некуда, до конца автономки времени хватит.

Закончился развод первой смены. Начхим заступил на вахту. Минут через двадцать доктор, набив полный мешок от изолирующего противогаза ИП-6 пирожками, которые испекли на вечерний чай, взяв с собой прибор ПГА-ДУМ для замера концентрации углекислого газа в отсеках, начал передвижение в корму подводной лодки. У начхима уже вскипел чайник и заваривался чай не как на камбузе, а по-домашнему с ароматом. Нарды уже были разложены.

 С появлением доктора, проходила команда по кораблю о постановке турбинного отсека на натечку и проход через него был запрещен. В тонкости я вдаваться не буду, да и не специалистам этого знать не надо. Отсек ставился на натечку до конца вахты первой смены.

В процессе игры в нарды и распивая ароматный чай с пирожками доктор спросил: — А как ты очищаешь спирт, если это не секрет? Начхим достал с полки какую-то книгу и передал доктору. Открой на закладке, там все написано и нарисовано: -ответил начхим.

Доктор открыл книгу на закладке и было видно, как его лицо изменилось от удивления. Так это же обычный самогонный аппарат: -улыбаясь воскликнул он. Все верно: — ответил начхим,- спирт закипает при температуре ниже чем закипает вода, а у масла температура кипения выше. Задача состоит лишь в том, чтобы отделить фракцию масла от спирта. В результате на воде плавают масляные пятна, а спирт весь перегоняется и после охлаждения в холодильнике капает в другую емкость. Вот и вся премудрость: -рассказал доктору про процесс начхим. Читай как книга называется. Доктор пробубнил: — ПРИБОРЫ АППАРАТЫ ХИМИЧЕСКИХ ТЕХНОЛОГИЙ выпуск 1951 года. Не книга, а какой-то раритет: -сказал он.

Советуем прочесть...  Торпедная атака.

Таким образом мы почти всю «желтоглазку» на корабле очистили, ну не всю бочку, но две трети — это точно.

Старпом к концу автономки пронюхал, что на лодке кто –то очищает «желтоглазку», но его фантазии дальше марганцовки не пошли, и он сам видел, как она очищает. Он все подначивал доктора, что по приходу в базу проведет лично у него инвентаризацию медикаментов и препаратов.

За эту боевую службу химики наварили достаточно шила. На следующий день после прихода в базу, в обед дозиметрист пригнал на пирс целый КАМАЗ, чтобы вывезти имущество и выданные за поход воблу, икру и вино, да и то что брали с собой в автономку. Мичмана из экипажа смеялись и кричали начхиму: -Дверь от боевого поста оставьте. Кто-то пристроился и с нами на КАМАЗе вывезли свое.  Вот такая огромная силища у ШИЛА, ни КАМАЗЫ ни проверяющие на проходной в зону, ни у комендатуры, никто препятствий не чинил. Всю дорогу только зеленый свет.

Share
Яндекс.Метрика